Игорь Суркис: «Чем больше команд борются за призовые места, тем интереснее»

3822793_1Президент киевского «Динамо» в интервью высказал свое мнение по поводу финансового fair play, который УЕФА вводит со следующего сезона.

— Схема на протяжении многих лет прозрачна: есть фиксированный платеж за попадание в Лигу чемпионов, и наши страны получают значительно меньше, чем Англия, Испания и Франция, что я считаю, неправильно. Потому что если ты участвуешь в Лиге чемпионов, то твой телевизионный пул должен распространяться на всех участников одинаково. Сейчас вводится финансовый «fair play». УЕФА не делает скидки на то, что билеты на футбол стоят копейки, как в России, так и в Украине, что рекламный рынок не такой, как в Англии, Германии, Франции и других ведущих чемпионатах. Не учитывают, как продается атрибутика, а это всё — статьи дохода клуба. Почему же тогда в распределении телевизионного пула идет перекос в сторону западноевропейских стран? Там смотрят матчи большая аудитория? Неужели домашний матч «Шахтёра» с «Байером» меньше смотрели, чем в Леверкузене? На мой взгляд, есть 32 участника, есть фиксированные выплаты за победу, за попадание в Лигу чемпионов и есть телевизионный пул, который также должен быть равнозначно распределен, в зависимости от турнирных результатов, пропорциональными частями. Никакого неравенства по географическому принципу быть не должно. Сейчас это не присутствует, что я считаю неправильным.

— В будущем УЕФА планирует сократить квоту в Лиге Европы: будут от одной страны играть не больше трех команд. Эта мера непосредственно коснется России и Украины. Как вы к этому относитесь?
— Для конкуренции в наших чемпионатах — это плохо. Чем больше команд борются за призовые места, тем интереснее. А какая тогда будет разница, занять пятое или шестое место? Следовательно, это неизбежно скажется на зрительском интересе. Я только за одно: чтобы был конкурентоспособный чемпионат и чтобы больше команд билось за призовые места.

— Вы упомянули про финансовый «fair play». Как лично вы относитесь к этому новшеству?
— Я не могу критиковать априори решение, которое принимается в высшей футбольной инстанции. Однако как акционер и президент клуба я отношусь к этому негативно. Приведу в пример две команды — «Шахтёр» и «Динамо». Донецкий клуб продал игроков и на эти же деньги купил новых футболистов. Наш клуб никого не продал, а 50 миллионов потратил на усиление состава. Мне ведь за эти деньги надо отчитаться. Хорошо, что финансовый «fair play» жестко вводится в следующем сезоне. Но вдруг у меня через год появится возможность доукомплектовать команду, а я не смогу этого сделать из-за введенных ограничений? А у меня статья доходов и расходов за три года должна быть 15 миллионов. Как тогда это сделать? Насколько я знаю, возмущены даже такие английские клубы, как «Челси». Хотя у них совершенно другая ситуация: с каждого матча они собирают по 3-4 миллиона на стадионах. А у нас за сезон столько не собрать. У них миллиард — спонсорский пакет. Тут необходим гибкий подход. Ведь, в принципе я разделяю цели финансового «fair play»: нам нужно зарабатывать деньги, думать над источниками финансирования, находить спонсоров, своей игрой привлекать людей на трибуны.

— Главной причиной финансового «fair play» стали крупные трансферы. В пример можно привести прошлогодний, который был в «Зените», когда купили Халка и Витселя…
— Ограничения могут быть для суперклубов, которые участвуют в топовых чемпионатах. Для нас же — это смерти подобно. За счет чего может «Зенит» конкурировать в Лиге чемпионов? За счет того, что в его распоряжение появляются такие игроки, как Халк. А то получается, что у клуба есть деньги, но он не может их тратить. Наверное, поэтому и возникла идея Объединенного чемпионата. Ведь и с деньгами команду построить тяжело, а без денег и вовсе не построишь.