Ринат Билялетдинов: «Бросается в глаза, что в атаку мы выходим только через вынос с рук Акинфеева»

Сразу подтвердилось, что замысел именно такой: форварды сужают пространство, а в освободившиеся зоны на флангах вбегают защитники.

Чуть-чуть не хватает точности в передачах, а так все резонно, логично. Но бросается в глаза, что в атаку мы выходим только через вынос с рук Акинфеева. А есть ли другие способы? Понятно, что нет Дзагоева, что центральная линия экспериментальная, но все-таки «внизу» тоже нужно работать.

Другая идея – кормить передачами Дзюбу, чтобы он сбрасывал мяч набегающему полузащитнику, а тот отдавал проникающий пас в штрафную вбегающему туда фланговому игроку. Смысл в том, что крайние защитники соперника до конца в середину не пойдут, и зона за спинами опорных хавов останется свободной. Но этот вариант требует подстройки игроков друг под друга, четкой согласованности, взрывной скорости и точных передач, ведь важно доставить мяч не в ту точку, где находится игрок, а в ту, где он окажется через доли секунды.

Часто игру ведем диагоналями, а они почти стабильно уходят в аут. Катаем мяч на своей половине поля без продвижения, без обострений. Объяснить это можно осторожностью, волнением, связанным с первым матчем и серьезным соперником. Щенников слева заметно нервничает. Опытный футболист, поиграл в Лиге чемпионов, но первый официальный матч за сборную в «старте» – все-таки особенное испытание. Несколько раз защитник ЦСКА позиционно ошибся и позволил соперникам обострить игру.

Самый опасный момент у ворот Харта возник после штрафного. Англичане интересно выстроились перед его розыгрышем – на линии штрафной, взявшись за руки. Я, кстати, был свидетелем, как Дэвид Мойес наигрывал этот тактический маневр в «Эвертоне». Но защитники допустили незаметную, на первый взгляд, ошибку – сделали несколько шагов назад и пустили наших игроков в штрафную. А при таком построении на счету каждый метр. Вот и получилось, что подача достигла адреса и Игнашевич опасно бил по воротам.